суббота, 15 декабря 2018 г.

Как Новый год отмечали в Екатеринбурге до революции?

В канун самого радостного праздника "Уральский рабочий" решил воспользоваться машиной времени и мысленно перенестись в Екатеринбург конца XIX-XX века - время, которое называют "золотым веком" Урала.  Приглашаем читателей к небольшому путешествию по новогоднему городу...
На дворе - зима 1888 года. К этому моменту в Екатеринбурге проживает уже около 60 тыс. жителей. Половина из них - бедняки, чуть больше трети - небогатые мещане или так называемый "средний класс" и треть - богатые купцы, дворяне и другие люди, умеющие не только сколачивать состояние, но и распорядиться им так, чтобы преумножить количество нулей на счетах.
- ... Коляда-коляда! Отворяй ворота! Подавай пирога, блин да лепешку в заднее окошко! - это парни да девушки из простого народа ходят по окрестным дворам и колядуют, заглядывают к зажиточным горожанам, в богатые купеческие усадьбы. Улов, по их меркам, богат: пряники-свистульки, леденцы-ватрушки.

Гуляющая босота давно знает: коль пойдешь в усадьбу к городскому голове, купцу Илье Симанову, наешься от пуза: для нищих те всегда еду оставляют. И не просто оставляют, а даже специально готовят. 
К тому же для бедноты: сироток разных, стариков, больных - богатые екатеринбуржцы проводят благотворительные балы с лотереей. Самые яркие, красочные, шумные - в клубе общественного собрания (где ныне учебный театр ЕГТИ). Там в рождественские дни элита собирается на костюмированные "русские балы". Угощения здесь платные, но деньги идут на благие дела, например, в счет "детского убежища" (детского дома). Вот уральский богач Поклевский-Козелл шикует: выпивает за весь вечер один бокал шампанского (за 500 рублей!), и все. А в те времена на эту сумму можно было купить небольшой домик или рысака. Остальные поскромнее: кто-то платит 30-50 рублей за пряник, кто-то предпочитает штраф за несоответствие наряда всеобщей задумке вечера.
До революции почти все качество жизни Екатеринбурга зависит от денежных вливаний меценатов: на деньги промышленников, купцов, дворян обустраиваются улицы, подддерживаются неимущие горожане.
За чей, как полагаете, счет на Городском пруду устраивают новогодние народные увеселения? На чьи деньги здесь ставят деревянные и ледяные горки, карусели, на которых праздные горожане бесплатно катаются? Спасибо уральским "тузам". 
Городское общество велосипедистов-любителей (тоже из людей небедных) на городском пруду (там, где сегодня набережная Рабочей молодежи) организует каток с прокатом коньков. Юные барышни из купеческих и дворянских семей ходят туда не столько кататься, сколько "амуры крутить". На балах атмосфера, кажется, непринужденная, но любые движения, взгляды, перешептывания - под всеобщим вниманием.
А вот рабочие заводов, мелкие ремесленники и пр. ходят веселиться в народный дом ВИЗа (сегодня это пространство вокруг Дворца молодежи). Тут все проще, без сантиментов и придворного этикета. Простой люд обходится без елок. Хвойные растут на лесных дачах, которые относятся к заводам, и рубить их просто так нельзя. Талон-разрешение стоит дорого (каждое дерево на счету для нужд предприятия), и позволить такую роскошь - живую ель! - может только состоятельный горожанин. Публика победнее украшает дома еловыми ветками
Они практически всегда без украшений. До революции елочных игрушек в России и на Урале в том числе, в принципе, мало, их в единичных экземплярах привозят из Европы: Австро-Венгрии, Германии, Франции. Но - в букете или форме венка - натуральные хвойные "лапы" создают в жилище праздничное настроение, издавая ни с чем не сравнимый аромат морозного зимнего леса и - волшебства. В умах обитателей этих домов живет вера в благополучное будущее...   
   

Комментариев нет:

Отправить комментарий