пятница, 25 декабря 2015 г.

Новогодняя еда




Оливье, мандарины, селедка "под шубой", шампанское и заливная рыба ассоциируются у всех с Новым годом. Но почему так получилось?   









 


Селедка "под шубой" - это исключительно наше название. Сам салат, по разным версиям, появился то ли в Норвегии, то ли в Израиле. Но именно у нас он получил забавное имя и стал атрибутом новогоднего стола.
Есть легенда, что московский купец Анастас Богомилов устал от постоянных драк в своем трактире, которые затевали нетрезвые посетители. В конце 1918 года он вместе с поваром Аристархом Прокопцевым придумал, как минимизировать убытки - подавать побольше закуски, но не простой, а пролетарской, в духе того времени. Так они и создали рецепт закуски, которая должна была символизировать социалистический союз всех сил. Селедку авторы преподнесли как символ пролетариата, картошку - как символ крестьян, а цвет свеклы означал знамя. Заправкой по иронии судьбы стал буржуазный соус провансаль. 
Назвали закуску ШУБА. Это аббревиатура, и расшифровывается она как "Шовинизму и Упадку - Бойкот и Анафема". А вовсе не потому, что селедка под одеждой.
Презентовали блюдо накануне Нового 1919 года. И традиция подавать его именно на новогодний стол осталась до сих пор. Рецепт оказался удачным. Закуска понравилась посетителям трактира, уплетали ее за обе щеки, меньше пьянели и реже дрались.

Комментариев нет:

Отправить комментарий