среда, 26 октября 2016 г.

Альбом литературных типов

Читателям и библиофилам известно множество превосходных книжных иллюстраторов, работавших в нашей стране. Петр Боклевский (1816-1897) - один из первых, кто стал заниматься этим систематически и профессионально. Уже при жизни он был признан классиком; его иллюстрации печатались на конфетных обертках и служили подспорьем для актеров. Работы Боклевского воспроизведены в канонических собраниях сочинений русских писателей. Несколько поколений читателей выросло на его рисунках к произведениям Гоголя, Достоевского, Тургенева, Островского. Искусство Боклевского и сегодня привлекает интерес книголюбов.
Представитель старинной дворянской фамилии с болгарскими и польскими корнями, Петр Михайлович  Боклевский родился в Рязанской губернии, в селе Елшино.
Начинал свою карьеру Боклевский как график широкого диапазона. Ученик Карла Брюллова и Петра Клодта создал много портретов на заказ. В его библиографии есть даже альбом политических карикатур "На нынешнюю войну" (1855), посвященный Крымской кампании. За этот цикл Александр II наградил Боклевского бриллиантовым перстнем. Говорят, императору больше всего понравился рисунок, изображающий воинственного премьер-министра Англии Палмерстона под сапогом русского солдата. Художник в ту пору много публиковался в сатирических журналах, и именно на этом поприще ему прочили успешную карьеру. 
Но от политической карикатуры Боклевский вскоре ушел в мир книжной графики. Он работал циклами, тщательно прорисовывая каждый, даже эпизодический, персонаж книги. Художник обожал литературу, дружил со многими писателями из круга журнала "Московитянин". 
Кумиром же Боклевского был Гоголь, с которым он встречался мимоходом в конце 1840-х годов. Несколько десятилетий, фактически всю жизнь, Боклевский работал над графической серией к произведениям любимого писателя. Он жил и дышал Гоголем, впитывал каждое его слово и стремился как можно более точно воссоздать характеры его героев. Но как мастер гротеска и шаржа он заострял и утрировал черты гоголевских персонажей, создавая то "свиные", то "птичьи" типы лиц. 
Гоголевскую традицию развивают "типы Достоевского": всклокоченный "анархист" Раскольников, спившийся Мармеладов, бедная, но гордая Софья Семеновна, упитанный, довольный собой Порфирий Петрович... А каков Базаров на рисунке, навеянном романом Тургенева! Графическая серия к пьесам Островского (издана в 1860 году) заставляет поразмыслить о самой эстетике книжной иллюстрации в середине - конце XIX века. Тогда к рисункам нередко прилагался соответствующий фрагмент текста, никаких вольностей в обращении с сюжетом книги не допускалось. Сейчас такая манера кажется в чем-то наивной и архаичной, но есть в этом какая-то высшая честность. Взялся иллюстрировать - так, будь любезен, следуй за текстом книги, а не воспаряй в облаках собственных фантазий.  
   К 200-летию со дня рождения выдающегося мастера графики открылось несколько выставок.
Персонажи русской литературы словно сошли с книжных страниц, чтобы поздравить с юбилеем замечательного художника XIX века, так много сделавшего и для искусства графики, и для популяризации чтения.  
По материалам журнала "Читаем вместе".

Комментариев нет:

Отправить комментарий